Logo

Центр экстренной медицинской помощи
и медицины катастроф

(0642) 50-81-10
Луганская Народная Республика,
г. Луганск, ул. Щаденко, 10а
ambulance.lg@gmail.com

шаблоны joomla сайт визитка
Скачать Joomla 3 шаблоны бесплатно

Добро пожаловать на наш сайт! Здесь Вы узнаете: Первое в России предприятие по производству живой кожи будет создано в Москве *** Уже не приговор: Четверть россиян с ВИЧ практически не заразны *** Израильские медсестры объявили общую бессрочную забастовку *** Психологи расскажут специалистам «Склифа», как избежать профессионального выгорания *** Смотрите новое видео в медиа-архиве!

Новости

октября 08 2018

 

В США практически половина (47%) врачей скорой помощи сообщили о том, что подвергались физическому воздействию со стороны пациентов. Такую статистику представил Американский колледж врачей скорой медицинской помощи, по заказу которого исследовательская компания Marketing General Incorporated опросила более чем 3,5 тысячи специалистов.

Более 70% участников исследования утверждают, что были как минимум свидетелями подобных атак, и лишь 10% врачей скорой помощи не сталкивались с подобным поведением пациентов в своей практике.

Около 75% респондентов, подвергавшихся нападениям пациентов, сообщили, что администрация или охрана госпиталя действительно отреагировали на инцидент, однако лишь в 3% случаев медучреждения выдвинули обвинения против нападавших. Чаще администрация ограничивалась отметкой в медицинской карте «буйного» пациента или просто удаляла его из отделения.

Количество нападений на сотрудников скоропомощных служб выросло за последние пять лет, свидетельствовали семь из десяти респондентов. По их мнению, больницы могли и должны были бы увеличить число охранников, камер видеонаблюдения, металлодетекторов, а также улучшить охрану парковок.

Сотрудники российской службы скорой помощи в подобных опросах не участвовали, но с проблемой пациентского насилия тоже знакомы не понаслышке. В июне 2018 года СУ СК РФ по Челябинской области возбудил уголовное дело в отношении местного жителя, который, по версии следствия, трубой разбил окна в карете «скорой», затем попытался избить соседей и набросился на сотрудника полиции.

Еще в 2017 году к рассмотрению было предложено несколько законопроектов об усилении ответственности за нападение на медработников, но ни один так и не стал законом. Дальше прочих продвинулся законопроект, подготовленный вице-спикером Ириной Яровой и председателем комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрием Морозовым: в середине июня 2017 года документ был принят депутатами в первом чтении, однако, судя по данным автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности, остался без движения.

Весной 2018 года Президент РФ Владимир Путин по итогам встречи с работниками сферы здравоохранения в Национальном медицинском исследовательском центре им. В.А. Алмазова поручил Правительству РФ установить ответственность за нападение на медицинских работников. Проекты соответствующих нормативных актов должны были появиться до 1 июля 2018 года, но никаких тематически связанных с защитой медиков документов Vademeceum обнаружить не удалось.
Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 08 2018

 

 

Минздрав России опубликовал проект правил проведения внутреннего контроля качества и безопасности меддеятельности1. Такой контроль проводит каждая медорганизация, но пока лишь в соответствии со своими внутренними документами.

Согласно проекту внутренний контроль будет осуществляться одновременно двумя способами:

  • оценкой качества и безопасности и
  • мониторинга качества и безопасности (это сбор и показателей качества работы медорганизации, в том числе неблагоприятных событий - смерти пациента/утраты трудоспособности вследствие оказания медпомощи). Мониторинг проводится ежеквартально или чаще.

Оценка проводится по целому ряду направлений, указанных в проекте, в том числе по соблюдению порядков оказания и стандартов медпомощи, клинических рекомендаций; по соблюдению "профессиональных" ограничений; по обеспечению безопасности меддеятельности (эпидбезопасности, лекарственной безопасности и т.п.).

Кто будет осуществлять этот контроль? Согласно проекту такие полномочия должны быть у трех субъектов:

  • руководителя медорганизации, который утверждает план проведения оценки качества, сводный отчет результатов внутреннего контроля, назначает внеплановые оценки качества и безопасности,
  • специальной врачебной комиссии. Она проводит плановые заседания, на которых оценивает качество, обоснованность и эффективность лечебно-диагностических мероприятий; изучает случаи смерти пациентов; проводит анализ заболеваемости ВБИ; рассматривает жалобы на врачей, а также доносит в Росздравнадзор о новых побочных действиях и серьезных/непредвиденных нежелательных реакциях;
  • специальным структурным подразделением медорганизации, которое занимается только качеством и безопасностью и именуется Службой по качеству. Служба и проводит, собственно, мониторинг и оценку, причем оценки качества бывают как плановыми, так и внеплановыми - по решению руководителя либо плохим результатам мониторинга либо по жалобам и обращениям граждан в связи с оказанием им медпомощи. Кроме того, Служба осуществляет еще ряд полномочий, в том числе проведение экспертиз качества медпомощи (по решению руководителя), а также реализацию мер, принимаемых по результатам внутреннего контроля.

Кроме того, проект содержит чек-листы для контроля обеспечения безопасности медицинской деятельности , в том числе:

  • безопасности при идентификации личности пациентов;
  • профилактики инфекций, связанных с оказанием медпомощи;
  • лекарственной безопасности;
  • безопасности обращения медицинских изделий;
  • безопасности при организации экстренной и неотложной помощи;
  • преемственности оказания медпомощи, безопасности при организации внутрибольничного перевода пациентов и/или трансфера в другие медорганизации и т.п.

 

октября 08 2018

Создание кабинетов неотложной медицинской помощи в поликлиниках Ростова-на-Дону позволило разгрузить не только службу СМП, но и участковых терапевтов и педиатров, а также решить целый ряд актуальных проблем отрасли. Об этом начальник управления здравоохранения донской столицы Надежда Левицкая рассказала в ходе конференции «Актуальные вопросы экстренной и неотложной медицинской помощи в практике врача СМП и терапевта», которая прошла в Ростове-на-Дону 5 октября.

Поначалу нас забросали жалобами по поводу того, что не врач приходит домой, а родители сами по морозу вынуждены ехать с ребенком в кабинет «неотложки» в поликлинике, – вспоминает Надежда Левицкая. – Но когда это стало системой, родители убедились, что такая мера позволила существенно повысить качество оказания медицинской помощи. В поликлинике ребенка сразу осматривает педиатр, а при необходимости – узкий специалист. У него берут анализы, которые выполняются в экспресс-лаборатории. По результатам исследований назначается терапия. Благодаря такому алгоритму постановка правильного диагноза выросла до 98%, количество осложнений сократилось в 1,8 раза».

Дети быстрее идут на поправку – и родители могут скорее вернуться к работе. Кабинеты «неотложки» взяли на себя не только часть нагрузки «скорой», но и участковых врачей. Последние теперь меньше времени проводят на вызовах и, стало быть, могут уделить больше внимания профилактической и просветительской деятельности.  

Еще больше разгрузить скорую помощь поможет формирование паллиативной службы по онкологии.

«Отсутствие паллиативной службы в Ростове-на-Дону приводит к тому, что родственники вызывают онкопациентам скорую медицинскую помощь и требуют, чтобы человека с IV стадией рака госпитализировали в стационар, – говорит Надежда Левицкая. – Это серьезная проблема. В результате показатель суточной летальности в больницах города растет. Если бы паллиативная служба заработала, всем было бы намного легче».

Подробнее: https://medvestnik.ru/content/news/Kabinety-neotlojki-znachitelno-razgruzili-skoruu-i-uchastkovyh.html



Подробнее: https://medvestnik.ru/content/news/V-Penzenskoi-oblasti-15-celevikov-uklonistov-budut-oshtrafovany.html

октября 04 2018

 

120-летие Московской службы скорой помощи совпадает с ростом насилия по отношению к врачам и фельдшерам скорой. Нападение на врачей неотложки стало у нас обычным явлением. При этом медработники оказались совершенно беззащитны перед агрессией пациентов и их родственников. Им не может помочь ни профсоюз (нет даже корректной статистики нападений на врачей), ни Минздрав. Законопроекты об ужесточении наказания за нападение на медработников лежат в Думе мертвым грузом — после первого чтения прошло больше года (а после внесения и вовсе полтора года). Ни Минздрав, ни Госдума, ни Совет Федерации, также принимающие участие в разработке законопроекта, не могут объяснить, почему закон застопорился. «Огонек» выяснял, почему врачи остаются один на один с агрессивными пациентами

Сначала фельдшер подмосковной скорой сделал предупредительный выстрел в воздух. Потом выстрелил в ногу пациенту, для которого вызывали скорую. По словам фельдшера, ему довольно часто приходится сталкиваться с агрессией тех, кого он приехал спасать. Ему угрожали не только словом и кулаками, но и ножом. Поэтому на вызовы он ездит с травматическим пистолетом. В этот раз прохожие вызвали скорую к мужчине, который лежал без сознания на улице. Когда приехали медики, мужчина очнулся, нецензурно выругался, потом схватил камень и накинулся на фельдшера. Все закончилось ранением мужчины в ногу. Медики обработали рану и увезли буйного пациента в больницу.

«Фельдшер до конца оттянул момент огневого контакта,— прокомментировал историю в интернете врач московской скорой Александр Звягин.— В первую очередь он остался жив и здоров, в отличие от многих других сотрудников скорой, которые, попав в подобную ситуацию, были избиты, покалечены, просто морально растоптаны».

 

Закон не писан?

О том, что на врачей скорых регулярно нападают, известно. Но вот парадокс — никакой регулярно собираемой статистики нет. По информации Минздрава, за последние шесть лет произошло 1226 случаев травматизма при нападении. При этом медики считают, что реальная цифра гораздо выше. Системным изучением ситуации пытается заниматься профсоюз работников здравоохранения. Но, по их собственному признанию, собранные ими данные неполные. Последний мониторинг они проводили в 2012–2014 годах. Собрали сведения из 63 регионов. Выяснилось, что за два года 630 медицинских работников (из них больше половины — сотрудники скорой) получили травмы тяжелой степени от агрессивных действий. Вне этой статистики — оскорбления и «мелкие побои», которых несоизмеримо больше. Свежей статистики у профсоюза, который должен был бы отстаивать права врачей, тоже нет. Правда, уже пять лет профсоюз добивается ужесточения наказания за насилие в отношении врачей. И даже требует приравнять нападение на медработника к нападению на сотрудника правоохранительных органов, ввести наказание за оскорбление врачей. Потому что действующих Уголовного и Административного кодексов оказывается недостаточно. В 2014–2015 годах анализировались нападения на сотрудников станции скорой в Санкт-Петербурге. Всего было совершено 72 нападения с побоями. В 70 процентах случаев было отказано в возбуждении уголовного дела. Как выяснилось, не подпадают под статью «удары кулаками по голове», «кулаком по лицу», «ногой в живот», «плевок в лицо», «удар ногой по голове». В лучшем случае нападающие отделываются небольшим штрафом. Нападение квалифицируется как хулиганство. «Издевка! Как меню в ресторане,— возмущается Михаил Николаев из Волгограда, врач-анестезиолог-реаниматолог,— плюнуть в лицо доктору — 100 рублей, обозвать — тысяча рублей». Например, в Москве уголовной ответственностью для нападавших заканчиваются 10 процентов случаев, 18 процентов — административной.

 

 

«Нанесение вреда здоровью лицу, находящемуся при исполнении служебных обязанностей, отягчающее обстоятельство,— замечает главный технический инспектор труда Центрального комитета профсоюза работников здравоохранения РФ Юрий Гузнаев.— Но факты нападения на бригады скорой помощи с применением физической силы рассматриваются правоохранительными органами почему-то без учета этого. Сейчас наказать пациента или родственника, оскорбившего или ударившего человека в белом халате, очень сложно. Нужен отдельный закон, защищающий врачей».

На первое предложение профсоюза в 2013 году защитить медиков законодательно в правительстве ответили отказом. Но в начале прошлого года комитетом Госдумы по охране здоровья и тремя сенаторами все-таки были внесены целых два законопроекта, ужесточающих наказание за нападение на врачей. Медработников решили не приравнивать к полиции, но уголовную ответственность за препятствие их работе предусмотрели. В июле прошлого года законопроекты были приняты в первом чтении. И с тех пор все зависло. «Мы не можем понять, что произошло с законопроектами, почему все забуксовало,— говорят в профсоюзе,— мы писали в начале 2018 года письмо в Госдуму с вопросом, что с законопроектом, но ответа еще не получили».

«Огонек» также обратился в комитет ГД по охране здоровья, который возглавляет Дмитрий Морозов (он же один из авторов законопроекта). В течение двух недель в комитете готовили ответ, но в итоге отказались от комментариев. То же сделали и соавторы законопроекта из Совета Федерации, неофициально же было сказано, что законопроект находится в полной стагнации.

В Минздраве «Огоньку» ответили, что «в связи с высокой социальной значимостью вопроса, а также учитывая предметы регулирования законопроектов, в настоящее время изменения ко второму чтению дополнительно прорабатываются Минздравом России, федеральными органами исполнительной власти, а также экспертным медицинским сообществом». Сколько эта проработка будет длиться, неизвестно.

Бьют значит не любят

Нападения на машины скорых стали обычным явлением

Нападения на машины скорых стали обычным явлением

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Такого количества нападений на врачей не было ни в 80-х, ни в огневые 90-е, признают в профсоюзе. Вот только несколько историй за август и сентябрь. В Калининграде пожилая пенсионерка накинулась с топором на фельдшера скорой. В Магнитогорске мужчина избил женщину-фельдшера. Житель Пскова напал на фельдшера прямо в машине скорой помощи. В Камчатском крае на бригаду скорой помощи напала толпа разъяренных мужчин. Они пытались открыть дверь реанимобиля и мешали его проезду, сопровождая свои действия угрозами и нецензурной бранью. В Уфе мужчина напал на врача бригады скорой помощи. Он ударил женщину-медика ногой в грудь и рукой по лицу. В Москве пьяная компания до полусмерти избила водителя скорой, когда тот отказался дать им таблетку от головной боли. В Бийске девушка с кухонным ножом набросилась на фельдшера скорой.

«Большую часть нападений на медиков совершают люди в состоянии алкогольного опьянения, и это не только больные, но и их родственники,— объясняет Михаил Андрочников, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения РФ.— Также участились нападения на улице. Конфликты происходят при парковке автомобиля, бывает, что скорой не дают проехать. Владельцы других автомобилей иногда вступают в конфликт не только с водителями скорой, но и с медицинским персоналом. Иногда доходит до потасовок и драк. Также есть еще психиатрические больные, к которым может приехать неподготовленная общепрофильная бригада. Но сейчас нарастает агрессия и со стороны обычных людей, они трезвые, психически здоровые, но при этом сильно раздражены. Как правило, это родственники пациента — они могут быть недовольны долгим доездом скорой или если врач действует не так, как им бы хотелось».

То есть одна из причин растущей агрессии в отношении врачей — недовольство состоянием здравоохранения в целом, считают в профсоюзе.

«Люди-то у нас стали маленько злые,— говорит Мария Святынюк, фельдшер из города Глазов (Удмуртия).— Я работаю 18 лет. И раньше было какое-то уважение к медицинскому работнику, доброжелательное отношение, а вот как пять лет назад началась оптимизация, люди становятся все агрессивнее и агрессивнее. Кроме скорой помощи никто им помощь не оказывает. Например, у нас терапевтов не хватает. Приезжаешь, говоришь: вызывайте терапевта, а они отвечают: у нас нет на участке терапевта. Стали больницы оптимизировать, люди перестали попадать к специалистам. Болеет человек — мы какую-то помощь можем оказать, но хронических-то больных лечить надо в стационаре, а они туда попасть не могут. Конечно, они злятся. Агрессия большая у людей, стараешься с ними по-хорошему и все равно. Вот у нас недавно девушка скорую вызвала. У нее бабушка умирала. Ну врач и фельдшер приехали, зафиксировали смерть. А она кинулась на них и ударила кулаками несколько раз в спину. Девушка не пьяная была, выглядела прилично».

Оптимизация здравоохранения сказалась на качестве работы скорой помощи, что раздражает граждан. Были сокращены специализированные бригады. В этом году Московская служба скорой помощи празднует аж два юбилея — 120 лет возникновения и 95 лет НИИ скорой помощи им. Склифосовского. Большие даты скорая отмечает крупными потерями: по информации «Огонька», в Москве были сокращены специализированные бригады: неврологические, кардиологические, кардиореанимационные, токсикологические (занимались острыми отравлениями). Столичной скорой не хватает педиатров. Иногда на детские вызовы едет не врач, а один фельдшер. По всей стране сокращают диспетчеров, которые принимают вызовы. В Харовской ЦРБ в Вологодской области круглосуточно работало четыре диспетчера. Полтора года назад двоих сократили. Ночью звонки принимали не диспетчеры, а сестры приемного покоя. Затем решили сократить и оставшихся двух диспетчеров. Все могут делать медсестры — и за больными ухаживать, и экстренные вызовы скорой принимать. После вмешательства межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» в ЦРБ удалось оставить одного диспетчера. Но ночью и в выходные он не работает. В Нижегородской области в городе Княгинино функции диспетчера передали санитарке, а потом, когда должность санитарки упразднили и ее перевели в уборщицы, вызовы принимала уборщица. Понятно, что люди, которые не могут дозвониться в такую скорую, потихоньку звереют.

По данным профсоюзов, диспетчеров часто оскорбляют — «звонят и орут матом», потому что скорая едет недостаточно быстро или потому что на вызов приехал не врач, а один фельдшер. Но при приеме вызова диспетчер не может определить, насколько адекватен пациент или его родственники.

«Из-за нехватки финансирования руководство служб скорой помощи вынуждено сокращать до минимума количество одновременно работающих бригад,— рассказывает Андрей Коновал, сопредседатель профсоюза медицинских работников "Действие".— Существует норматив — одна бригада на 10 тысяч населения. Часто этот норматив превышается. В некоторых районах, где ЦРБ сильно удалены от населенных пунктов, которые они обслуживают, скорая может ехать и три часа. Естественно, это злит людей, особенно когда ситуация экстренная. Кроме того, больше половины бригад скорой помощи (а в некоторых регионах и 80 процентов) не укомплектованы персоналом. То есть вместо двух человек — врача и фельдшера, как положено по нормативам Минздрава — на вызов приезжает только фельдшер. Общепрофильные бригады вынуждены оказывать время от времени реанимационную помощь, так как реанимационных бригад не хватает. Но если на вызове только один сотрудник, оказание, например, реанимационной помощи человеку с отеком легких просто невозможно».

Часто бригады скорых недоукомплектованы врачами

Часто бригады скорых недоукомплектованы врачами

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Следствие неукомплектованности бригад — незащищенность медперсонала. Например, в подавляющем большинстве случаев в сельской местности на вызов приезжает одна женщина-фельдшер. И она совершенно беззащитна в случае агрессии. В прошлом году пьяная компания пыталась изнасиловать девушку-фельдшера, которая приехала на вызов одна (трое нападавших были в итоге осуждены на 8 лет). Когда в психиатрической бригаде на вызов приезжает один врач, это может привести к трагедии. В Ижевске пациент в белой горячке перерезал горло врачу, который приехал на вызов. По словам медиков, если бы с ним был фельдшер, который имел опыт работы в психиатрической бригаде, то, возможно, этого бы не произошло. Например, в Уфе сейчас полностью упраздняются скорые психиатрические бригады. Теперь справляться с психическими больными придется обычным фельдшерам.

Еще одна причина нападений на врачей, по мнению Андрея Коновала, в том, что врач перестал быть уважаемой фигурой. Пациентам внушается мысль, что они потребители медицинских услуг. То есть врач стал просто обслуживающим персоналом. А работники скорой помощи поставлены в такие условия, что времени на «обслуживание с улыбкой» у них не остается. Подавляющее большинство сотрудников скорой работает на полторы и две ставки. Во-первых, потому что персонала не хватает, во-вторых, потому что оклад за одну ставку слишком мал — 12–15–18 тысяч в зависимости от региона. Чтобы заработать 30–40 тысяч, фельдшер вынужден работать не сутки через трое как положено по нормативам, а сутки через двое или сутки через сутки. Если раньше нормой было 8–10 вызовов в сутки для одной бригады, то теперь обычным делом стало 15–20 вызовов, рассказывают медики. Часто сотрудники скорых даже не могут за смену нормально поесть — машина просто не успевает заехать на подстанцию на положенный 20-минутный перерыв. Нормативами оговорено, что сотрудники скорой не имеют права пользоваться туалетами в общественных местах или в квартирах. Неудобный физиологический вопрос становится реальной проблемой. Непрерывный рабочий день может длиться 32 часа. Не всегда медики в этих условиях готовы любезничать с пациентами. Физически изнуренный врач, сосредоточенный на своей работе, может не проявлять того политеса, который ждут от него пациенты. И это тоже приводит к конфликтам.

Все это подогревается общей растущей агрессией в российском обществе, считает Сергей Ениколопов, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья.

«Дело в том, что агрессия — производная от страхов,— объясняет он.— Страх и тревога способствуют возникновению агрессии. Больной боится и часто действует импульсивно. Ему надо что-то делать, а объектом оказывается доктор, который для него связан с угрозой. В нашей российской действительности это часто еще умножается на алкоголь. Плюс общий агрессивный фон, связанный с сильным расслоением общества. И еще один важный момент — это влияние средств массовой информации и соцсетей. Нагнетание истерии в соцсетях провоцирует волну нападений. В конце Советского Союза, как только появились заметки о карательной психиатрии, за один месяц убили трех врачей и одну медсестру. Для неуравновешенных людей это действует как некая подсказка — вот, дескать, где источник угрозы. Сейчас происходит некая десакрализация врача. Если раньше это было полубожество, которое могло спасти, то сейчас врач — равнодушный взяточник. Поэтому на него можно и руку поднять».

Это подтверждают и сами врачи.

«После негативных публикаций пациенты мне говорили: "Правильно делают, что вас *** (бьют)",— рассказывает врач скорой из Волгограда,— то есть виновата не сама система здравоохранения, а конкретный врач, фельдшер, которого и можно ударить».

«Я выбираю не злиться»

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Медики пытаются найти справедливость и привлечь нападавших к уголовной ответственности. Пишут заявления в полицию. Но чтобы дело было доведено до конца, как выясняется, нужно недюжинное упорство потерпевшего. А у врачей и фельдшеров скорой просто нет на это времени, да и юридических знаний.

«У меня за спиной есть несколько судов с попыткой привлечь к уголовной ответственности обидчиков. И ни разу уголовная ответственность не наступала,— рассказывает Михаил Николаев, врач-анестезиолог-реаниматолог выездной бригады из Волгограда,— все заканчивается отписками правоохранительных органов, появляются какие-то нюансы, которые позволяют юридически не возбуждать уголовное дело. Последний раз на бригаду напали двое. Завязалась драка. Мы написали заявление в полицию. В свой выходной день всей бригаде пришлось ехать в прокуратуру, потом в суд… В итоге мы потратили кучу времени, которого у нас нет (я работаю пять дней в неделю плюс два-три ночных дежурства в неделю). Человек получил штраф — тысячу рублей. Года три назад нашего фельдшера шесть пьяных человек очень сильно избили в машине скорой помощи и машину всю разнесли. Он долго был на больничной койке, а эти люди не понесли вообще никакого наказания, хотя заявление было написано».

Все осложняется тем, что руководство больниц иногда старается замять случаи нападения на врачей.

Потому что, как объясняет Михаил Андрочников, заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения, если придать это огласке, сразу встанет вопрос об охране труда. Будут спрашивать с главного врача — как он обеспечивает безопасность труда сотрудников. Это минус в работе руководителя — последует проверка, административные взыскания, финансовые последствия для администрации. По этой же причине врачам иногда не выплачивают деньги за травму на производстве. Это же причина, почему профсоюзам так сложно собрать реальную статистику нападений на врачей. Но даже при всем желании главный врач не всегда может отстоять интересы своих сотрудников.

В этом году в Твери произошло нападение на фельдшера. Мужчина, которому вызывали скорую, ударил фельдшера рукой, потом камнем в лицо. Фельдшер получил закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, травму левого глаза. Чем же все закончилось?

«Все закончилось хорошо,— говорит главный врач тверской скорой Алексей Мечетный.— Как именно? Ну они договорились. И ничего дальше не было. Дальнейшие комментарии только после разрешения пресс-службы Министерства здравоохранения».

В Севастополе пьяная пациентка избила вызванную женщину-фельдшера. «Мы не отслеживали, чем эта история закончилась,— комментирует главный врач Константин Тимченко,— через несколько месяцев фельдшер уволилась».

В середине августа в Тюмени пациент избил фельдшера. До сих пор проводится следственная проверка. «Следственные действия ведутся, но по тому, как это происходит, мы предполагаем, что до суда не дойдет,— рассказывает заместитель главного врача тюменской скорой Игорь Ярков.— Напишут, я предполагаю, нам причину, как обычно: отсутствие состава преступления или примирение сторон. Наши сотрудники работают в суточном режиме, у них нет времени ходить на все эти допросы, чтобы доводить все до суда. Это же очень длительный процесс».

«Угрозы и нападения происходят регулярно,— говорит фельдшер Мария Святынюк из Удмуртии.— Я убегаю в таких случаях, говорю: "Сейчас я принесу лекарство, оно у меня в машине" и бегу. Руководство нас защитить никак не пытается. Я говорю: почему мы ездим на вызовы одни? Это опасно и страшно. Мне отвечают: да что с тобой будет-то? А страшно — бери с собой на работу мужа. Полицию, когда вызываю, ждать приходится. И не всегда дозвонишься. Если это не в городе, а в районе происходит, то вообще не дозвонишься. Недавно у нас мужчина прямо в машине на женщину-фельдшера напал. Шофер пытался ее защитить, завязалась драка. Избитая фельдшер пыталась вызвать полицию — так и не дозвонились. Они этого мужчину вытолкали сами, в поле оставили и уехали».

В некоторых регионах тем не менее врачей пытаются защитить системно. В Москве по инициативе главного врача столичной скорой на подстанциях скорой помощи год назад был вывешен циркуляр, как вести себя в случае конфликта с пациентом. Среди рекомендаций: «Скажите себе: "Агрессия относится не ко мне", "Я компетентный специалист", "Я на своем месте", "Я выбираю не злиться"», «Сконцентрируйтесь на собственном дыхании». «Очень помогает, когда на тебя орут матом и замахиваются кулаком»,— мрачно шутят медики. Предприняли в Москве и кое-что посерьезней. Планшеты, с которыми медики ездят на вызовы, снабдили кнопкой «экстренный запрос о помощи». Но, по словам медиков, это работает плохо. Запрос поступает диспетчеру, он перезванивает, интересуется, что случилось, и решает — вызывать полицию или нет. Если на тебя идет человек с камнем, нет времени ждать, когда тебе перезвонят. Тревожные кнопки постепенно появляются на скорых в крупных городах. Но работает это только там, где вызов идет напрямую в полицию и она тут же приезжает. Так происходит, например, в Волгограде. В Красноярске на вызовы в общественных местах и на улице медработников сопровождает полиция. В Саратове ветераны УВД по своей инициативе открыли бесплатные курсы самообороны для врачей.

Единый механизм

В медицинских профсоюзах надеются, что ситуацию изменит долгожданный законопроект, зависший в Госдуме. «Обязательно надо вводить уголовную ответственность на таких же основаниях, что и для правоохранительных органов,— говорит Андрей Коновал.— Кроме того, мы настаиваем, что уголовная ответственность должна быть в том числе и за оскорбления врачей. Потому что это влияет на психологическое состояние сотрудников и соответственно на их работу. Также должна быть силовая система безопасности, чтобы по тревожной кнопке тут же приезжала мобильная бригада быстрого реагирования».

Некоторые врачи считают, что в администрациях станций скорой помощи должны работать юристы, которым по силам доводить дела в судах до победы. Правда, не очень понятно, как это будет работать, если администрации лечебных заведений делают все, чтобы скрыть нападения на своих врачей.

Пока же врачи пытаются обороняться самостоятельно — ездят на вызовы с перцовыми баллончиками, монтировками, даже травматическим оружием. Специально оговоренных правил, чем могут защищать себя врачи, нет. Но, как считает Андрей Коновал, тут всегда есть опасность быть обвиненным в превышении самообороны и самому получить срок. Именно это может случиться с подмосковным фельдшером, выстрелившим в пациента.

«Вооружиться можно любыми предметами,— пишет на сайте "Фельдшер.ру" врач московской скорой Александр Звягин.— Это может быть что угодно — молоток, дубинка, отвертка. Пока медиков не начало защищать государство, они вынуждены будут приобретать и носить с собой средства самообороны сами. По-другому пока никак. Закона, защищающего нас, нет. Нас загнали в угол. Мы вынуждены обороняться».

 

октября 04 2018

Директор Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина, академик РАН Александр Караськов сделал уже более 1000 процедур Росса и стал рекордсменом

20 лет назад в Новосибирске начали делать уникальную операцию на сердце - процедуру Росса. Это метод лечения аортального клапана сердца, при котором поврежденная ткань заменяется другим - соседним легочным клапаном. Звучит сложно, и мы специально написали так, как того требовали врачи. Еще сложнее провести такую операцию. Врачи утверждают: по технике она гораздо труднее, чем трансплантация сердца.

А вот те, кто выполняет эту процедуру, считай, получают своеобразный знак качества хирурга, его принадлежности к категории высшего мастерства. Не золотая - платиновая проба...

И самое главное, подобные вмешательства проводят в Новосибирске уже 20 лет. Тогда эта инновация воспринималась как невероятный прорыв, возможность вновь помочь людям побороть тяжелейший недуг. Действительно, после этой операции в отличие от других можно и боксом заниматься, и бегать, и прыгать.

- Вначале кардиохирург профессор Норман Шамвей провел эту процедуру как экспериментальную - прооперировал 12 собак. Но его результаты были неоднозначны, - говорит директор Национального медицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина академик РАН Александр Караськов. - В итоге другой хирург - англичанин Дональд Росс - в 1967 году выполнил первую такую процедуру на человеке, затем провел серию операций и на законных основаниях стал автором этой методики. До конца своей жизни он сделал порядка 450 процедур и оставался лидером в этом направлении.

Несмотря на сложность, операция стала популярна во всем мире. Опять-таки из-за того, что, как говорит академик Караськов, «человек становится именно здоровым». Сначала процедура была доступна зарубежным пациентам, и это понятно. Много сделали для ее развития и в клинике Стэнфорда, где работал Норман Шамвей. После его смерти руководить этим направлением стал профессор Брюс Рейтц. И он также увлекся выполнением этой сложнейшей процедуры. В 2006 году врач пригласил группу докторов из России в Стэнфорд. Именно там и сфотографировали знаменитого профессора и его коллег из России.

- Нас пригласили рассмотреть клапаны, которые устанавливаются в сердце. Через полгода эти клапаны рассасываются, восстановив сосуд, - объяснил причину визита Александр Караськов.

По такой схеме происходит процедура Росса. Фото: национальный медицинский исследовательский центр имени академика Е. Н. Мешалкина

По такой схеме происходит процедура Росса. Фото: национальный медицинский исследовательский центр имени академика Е. Н. Мешалкина

 

И вот в один из этих дней в Стэнфорде Рейтц с коллегами решил поделиться своими достижениям. Сказал, мол, уже не интересна обычная трансплантация, отработанная операция, другое дело - аутотрансплантация легочного аутографа. Если говорить проще - та самая процедура Росса. Профессор с гордостью рассказал, что выполнил их уже целых 90.

- Стою и молчу... Хотя в 2006 году я уже и был директором восемь лет, но по сравнению с ним ощущал себя каким-то начинающим хирургом перед непререкаемыми авторитетами, - вспоминает Александр Михайлович. - Про свои достижения говорить не стал...

Не постеснялся сдать Караськова его коллега академик Владимир Порханов, который резанул правду-матку перед светилом:

- Вот стоит профессор Караськов. Он уже сделал под две сотни таких операций. Скромный он у нас…

В следующую секунду вспышка навсегда запечатлела итог этого разговора. Рейтц выглядит расстроенным. С тех пор прошло 12 лет, и в клинике, которая сейчас называется Национальный медицинский исследовательский центр имени академика Е. Н. Мешалкина, выполнено уже более 1200 операций Росса. Руководитель центра академик Александр Караськов лично сделал уже более 1000 таких операций и на данный момент является рекордсменом в данной области во всем мире. В общем, нас не догонишь уже никогда.

А на днях в клинике прошла конференция «Реконструктивная хирургия корня аорты», в рамках которой Александр Михайлович провел показательную операцию для коллег. Можно сказать, что он уже стал нашим «сибирским Россом».

СПРАВКА «КП»

 

Процедура Росса

Метод хирургического лечения пороков аортального клапана, при котором используется собственная легочная артерия (легочный аутографт) пациента. Операция заключается в иссечении легочного клапана и замене им не функционального аортального клапана. На месте иссеченного легочного клапана устанавливается либо протез, либо легочная артерия донора.



Подробнее: https://medvestnik.ru/content/news/V-Penzenskoi-oblasti-15-celevikov-uklonistov-budut-oshtrafovany.html

октября 03 2018

Применение принципов рациональной антибиотикотерапии способствует сдерживанию роста антибиотикорезистентности штаммов-возбудителей наиболее распространенных у детей инфекций. Это констатировали ведущие специалисты в области профилактики, диагностики и лечения респираторных инфекций у детей.

Ключевые факторы риска заболеваний, вызванных возбудителями, устойчивым к антибиотикам, обсуждались на «круглом столе» «Принципы рациональной антибиотикотерапии. Сохраним антибиотики для будущих поколений» 2 октября. Эксперты сформулировали рекомендации по лечению респираторных инфекций у детей с учетом текущего состояния антибиотикорезистентности в России и индивидуальных факторов риска.

Проблема устойчивости к антибиотикам постепенно приобретает масштаб национальной угрозы. В связи с этим в 2017 г. Минздрав России утвердил стратегию предупреждения распространения антимикробной резистентности в России, отметил зав. кафедрой эпидемиологии и доказательной медицины Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, главный внештатный специалист Министерства здравоохранения России по эпидемиологии, академик РАН Николай Брико. 

Эксперты указали, что неоправданно частое использование системных антибактериальных препаратов при респираторных инфекциях у детей остается чрезвычайно актуальной проблемой для России. Частота системной антибактериальной терапии у детей при неосложненных ОРВИ, не требующих назначения антибиотиков, составляет в среднем 59,6%.

К основным индивидуальным факторам риска наличия резистентной флоры у детей эксперты отнесли: прием антибиотиков в течение предшествующих трех месяцев; посещение детских дошкольных учреждений или контакт с посещающими их; госпитализация в течение предшествующих трех месяцев; проживание в интернатах, детских домах, учреждениях длительного ухода; состояния и заболевания, сопровождающиеся повышенной чувствительностью к инфекции (и частым назначением антибиотиков), такие как иммунодефициты; применение глюкокортикоидов, цитостатиков; сахарный диабет, хронические заболевания органов дыхания; лечение гемодиализом; а также недавние путешествия.

«Педиатрам достаточно соблюдать простые правила при выборе стратегии лечения: назначать антибиотики только при бактериальных инфекциях, выбирать препарат, его дозу, кратность и длительность приема строго в соответствии со стандартами и клиническими рекомендациями, учитывать уровень резистентности в конкретном регионе, а также индивидуальные факторы риска инфицирования лекарственно-устойчивыми возбудителями», – подчеркнул директор НИИ детских инфекций ФМБА России, главный внештатный специалист Минздрава по детским инфекционным болезням, академик РАН Юрий Лобзин.  

В результате обсуждения эксперты сформулировали основные принципы рациональной антибиотикотерапии респираторных инфекций у детей:

  • у пациентов без факторов риска инфицирования лекарственно-устойчивыми возбудителями в качестве стартового препарата использовать амоксициллин;
  • ограничить использование макролидов, назначать их только при инфекциях, вызванных атипичными возбудителями, или при непереносимости β-лактамов;
  • не использовать пероральные цефалоспорины III поколения (цефиксим) для лечения инфекций дыхательных путей у детей из-за высокой природной резистентности пневмококка к этим препаратам;
  • у пациентов с факторами риска инфицирования лекарственно-устойчивыми возбудителями и/или высокой вероятностью участия β-лактамазпродуцирующих возбудителей в качестве стартового препарата использовать защищенный амоксициллин, то есть амоксициллин в комбинации с клавулановой кислотой.

    Подробнее: https://medvestnik.ru/content/news/Eksperty-sformulirovali-osnovnye-principy-racionalnoi-antibiotikoterapii-respiratornyh-infekcii-u-detei.html



Подробнее: https://medvestnik.ru/content/news/V-Penzenskoi-oblasti-15-celevikov-uklonistov-budut-oshtrafovany.html

октября 03 2018

 

 

28-29 сентября в луганском Дворце спорта «ЛТК «Арена» прошёл Первый Международный общеобразовательный форум ЛНР «Образование и вызовы современности: завтра начинается сегодня». Участниками форума были представители Российской Федерации, Абхазии, Южной Осетии, Палестины, Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики. Форум проходил при поддержке исполняющего обязанности Главы ЛНР Леонида Пасечника. На открытии форума присутствовали врио директора ГУ ЛНР «Луганский республиканский Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф» Пархомчук Д.С. и заведующий отделом подготовки специалистов по оказанию первой помощи (Школа службы медицины катастроф) Оберемок С.Е.

 

Это мероприятие – важная составляющая в реализации Программы социально-экономического развития Республики до 2023 года «Наш выбор». Цели форума – создание единой образовательной системы Республики, интеграция образовательных учреждений ЛНР в образовательное пространство Российской Федерации.

 

Форум объединил порядка 50 тематических площадок; также в программу были включены международные конференции.

 

Одну из площадок, направление которой называлось «Здоровьеформирующая и здоровьеразвивающая педагогика», занимал учебно-тренировочный отдел (Школа службы медицины катастроф) ГУ ЛНР «Луганский республиканский Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф». На площадке проводилась презентация образовательного процесса и медицинского оборудования, применяемого в процессе обучения для отработки практических навыков: манекенов, симуляторов и прочих технических средств. Центр на площадке представляли инструктор-преподаватель учебно-тренировочного отдела Луговская Т.С., инструктор школы службы медицины катастроф Ярославцев А.Я., врач скорой помощи Адитатова А.В. и другие.

 

Демонстрировалось современное диагностическое оборудование, применяемое для оказания первой помощи в экстремальных ситуациях. Желающие воспользовались возможностью опробовать на себе их работу. Участники форума могли ознакомиться с программами, по которым Школа службы медицины катастроф проводит обучение своих курсантов.

 

Присутствующие проявили интерес к стенду, на котором были представлены учебно-методические, научно-практические пособия, методические рекомендации, а также публикации в специализированных периодических изданиях, авторами и соавторами которых являются специалисты Центра. Многих интересовала возможность приобретения представленной литературы.

 

В этот же день специалисты Центра проводили мастер-класс «Порядок оказания первой помощи при угрожающих жизни состояниях», который привлёк внимание большого количества форумчан. Наглядно были показаны методы и способы того, как в чрезвычайных ситуациях можно оказать пострадавшему помощь, предоставляя своими действиями шанс на спасение. Наблюдавшие за работой медиков положительно отзывались о мастер-классе и, учитывая, что школа службы медицины катастроф проводит обучение и для частных лиц, подали заявления с просьбой о зачислении их на курсы. Кроме того, о желании обучить своих сотрудников оказанию первой помощи изъявили и представители некоторых учреждений. С ними были оговорены вопросы о заключении договоров.

 

На закрытии форума в торжественной обстановке и.о. министра образования и науки ЛНР Цемкало С.А. вручил участникам, в том числе и ГУ ЛНР «ЛРЦЭМПиМК», дипломы. Сотрудники Центра, проводившие мастер-класс, получили сертификаты Минобразования и науки ЛНР о презентации опыта работы в рамках образовательного салона «Современное образование-2018».

 

В целом прошедший форум продемонстрировал достижения в различных областях, позволил пообщаться с коллегами и обменяться наработанным опытом, а также наладить новые связи. Наука и практика должны быть неразделимы!

 

Страница 8 из 120

Задачи Центра

Задачами Центра являются

Предоставление экстренной и неотложной медицинской помощи в повседневных условиях направленной на спасение жизни и сохранение здоровья больным и пострадавшим при различных жизни угрожающих состояниях, травмах, дорожно-транспортных происшествиях (ДТП), пожарах, в особый период и во время ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и катастрофах.

Свидетельство о регистрации

Свидетельство о регистрации СМИ МИ-СГР ЭЛ 000040
выдано Министерством информации, печати и массовых коммуникаций ЛНР 18.07.2016

Яндекс.Метрика

      VK       OK       YT