Logo

Центр экстренной медицинской помощи
и медицины катастроф

(0642) 50-81-10
Луганская Народная Республика,
г. Луганск, ул. Щаденко, 10а
ambulance.lg@gmail.com

шаблоны joomla сайт визитка
Скачать Joomla 3 шаблоны бесплатно

Добро пожаловать на наш сайт! Здесь Вы узнаете: Первое в России предприятие по производству живой кожи будет создано в Москве *** Уже не приговор: Четверть россиян с ВИЧ практически не заразны *** Израильские медсестры объявили общую бессрочную забастовку *** Психологи расскажут специалистам «Склифа», как избежать профессионального выгорания *** Смотрите новое видео в медиа-архиве!

Новости

октября 23 2018
Нередкой проблемой при сердечной недостаточности (СН) является гиперкалиемия, которая может препятствовать назначению достаточных доз препаратов, ингибирующих ренин-ангиотензин-альдостероновую систему (РААС), которые обладают доказанной способностью улучшать прогноз таких пациентов. К ним относятся такие классы препаратов, как ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (ИАПФ), блокаторы рецепторов ангиотензина (БРА) и, в особенности, антагонисты альдостерона типа спиронолактона.  
 
В Лас-Вегасе ежегодной научной конференции Американского общества специалистов по сердечной недостаточности (Heart Failure Society of America, HFSA) обсуждались результаты применения двух новых несистемных пероральных препаратов на полимерной основе, которые связывают калий в желудочно-кишечном тракте. Ожидается, что препараты такого типа смогут предотвращать или лечить гиперкалиемию у пациентов с СН, а также улучшить переносимость лекарств, которые воздействуют на РААС, и сделать возможным их назначение тем пациентам, которые или вообще не переносят препараты этих классов, или могут принимать их лишь в субоптимальных дозах. 
 
В рамках данной конференции были представлены результаты анализа подгрупп в рамках двух рандомизированных исследований, на основании которых можно предположить, что препараты этого типа могут снижать уровни калия (К) в сыворотке крови, не вызывая развитие гипокалиемии, и помогают поддерживать в нормальном диапазоне уровни калия у пациентов с сердечной недостаточностью, которые в соответствии с современными рекомендациями принимают препараты, подавляющие активность РААС. Также ожидается, что назначение подобных средств сможет уменьшить необходимость пищевых ограничений для пациентов с сердечной недостаточностью и, таким образом, улучшить их качество жизни.

 

В отношении первого из обсуждаемых препаратов, патиромера, представляющего собой ионообменный полимер, были представлены результаты анализа подгруппы пациентов с СН, которые участвовали в его основном исследовании III фазы клинических испытаний. В целом, в данном исследовании изучалась эффективность и безопасность патиромера у 243 пациентов с гиперкалиемией и хронической патологией почек, которые получали, по меньшей мере, один ингибирующий РААС препарат. 

.

 
В первой фазе данного исследования, проводившейся в условиях простого ослепления, 102 пациента с сердечной недостаточностью и 141 человек без СН принимали патиромер в двух различных дозах, назначавшихся исходя из исходного уровня калия в сыворотке крови. В течение четырех недель наступило быстрое и устойчивое снижение уровня калия в сыворотке как у пациентов с СН [снижение на 1,06 мэкв/л, p<0,001], так и без нее [снижение на 0,98 мэкв/л, p<0,001]. По прошествии четырех недель у трех четвертей пациентов в обеих группах гиперкалиемии не отмечалось. Хотя бы одно нежелательное явление было зафиксировано соответственно у 41% и 51% пациентов, при этом наиболее часто среди них встречались запоры, которые отмечались у 11% пациентов в обеих группах и соответствовали легкой или умеренной степени. Гипокалиемия отмечалась в обеих группах у 3% участников.
 
Во второй фазе исследования 107 пациентов из первой фазы, которые на момент начала исследования имели уровень калия в сыворотке крови в диапазоне >5,5 мэкв/л и <6,5 мэкв/л, и к четвертой неделе снизили его до уровня 3,8 - <5,5 мэкв/л, а также, все еще принимали и патиромер, и препарат, подавляющий РААС, были рандомизированы на две группы. Первая из них должна была продолжать лечение по той же схеме (n=55), а вторая – перейти с патиромера на плацебо (n=52). В общей сложности эти две группы включали 49 больных с сердечной недостаточностью и 58 пациентов без сердечной недостаточности. Период наблюдения составил восемь недель.
 
Замена патиромера на плацебо привела к достоверному повышению уровня сывороточного калия по сравнению с продолжением приема данного полимера, которое наступало как у больных с сердечной недостаточностью, так и у лиц без нее. Также независимо от наличия СН, принимавшие патиромер препараты имели достоверно более низкую вероятность развития рецидива гиперкалиемии (которая в данном исследовании определялась как уровень сывороточного K >5,5 мэкв/л).
 
 

Абсолютные изменения (медиана) уровня К в сыворотке крови через четыре недели по сравнению с исходным уровнем, у пациентов из групп плацебо или патиромера, в зависимости от наличия СН

 
 

Конечные точки

Плацебо

Патиромер

Группа сердечной недостаточности

n=22

n=27

K в сыворотке крови, динамика за 4 нед. (ммоль/л)

+0,74

+0,10*

Рецидив гиперкалиемии (%)

52

8*

>1 нежелательное явление (%)

64

56

Группа без сердечной недостаточности

n=30

n=28

K в сыворотке крови, динамика за 4 нед. (ммоль/л)

+0,78

-0,05*

Рецидив гиперкалиемии (%)

66

23*

>1 нежелательное явление (%)

40

39

*p<0,001 по сравнению с группой плацебо
 
Одним из анализируемых параметров было время до необходимости отмены ингибитора РААС, которая обычно была связана с непереносимостью. Среди пациентов с сердечной недостаточностью примерно половина участников группы плацебо к восьми неделям прекратила прием этих препаратов, в то время как в группе патиромера это не потребовалось практически никому. 
 
По заключению исследователей, патиромер показал достаточную безопасность, без существенных различий между группами активного лечения и контроля. В группе плацебо умер один пациент, в группе патиромера смертей не было. Редкие случаи преходящей гипокалиемии легко корректировались как у пациентов с СН, так и без нее. 
 
Разумеется, следует понимать, что в данном исследовании не изучались твердые клинические конечные точки, так что пока остается неясным, может ли лечение патиромером улучшить прогноз таких пациентов, хотя он действительно обеспечивает возможность блокады РААС. Кроме того, неизвестно, эффективнее ли он, чем другие стратегии борьбы с гиперкалиемией – диета с низким содержанием калия, увеличение дозировок петлевых диуретиков и отмена повышающих уровень К медикаментов и пищевых добавок.
 
Вторым из обсуждавшихся препаратов стало соединение на основе силиката циркония, известное как ZS-9. В исследовании III фазы четыре различных дозировки ZS-9 изучались у 753 пациентов с гиперкалиемией. В первые 48 часов препарат получали все пациенты, после чего проводилась рандомизация на группы активного лечения и плацебо. Назначение препарата обеспечивало быстрое снижение уровней К, без развития значительной гипокалиемии. В целом профиль побочных эффектов был примерно аналогичен плацебо. Включение пациентов в исследование происходило главным образом в США и Австралии, при этом 40% участников имели сердечную недостаточность и 65% принимали ингибирующие РААС препараты (29% от пациентов с СН). У пациентов без сердечной недостаточности в основе гиперкалиемии лежали другие заболевания, такие как хроническая почечная недостаточность и сахарный диабет. Наиболее часто использовавшимися препаратами, которые воздействуют на РААС, были ИАПФ и БРА, но 6% пациентов получали также антагонисты альдостерона.
 
Во время начальной фазы исследования в течение первых 48 часов на фоне трех из четырех дозировок ZS-9 наблюдалось высокодостоверное снижение уровня сывороточного калия; в группе плацебо достоверной динамики не было, и наиболее низкая доза ZS-9 (1,25 г) оказалась аналогичной плацебо.
 
 

Абсолютные различия уровня К в сыворотке крови между тремя дозировками ZS-9 и плацебо через 48 часов лечения (первичная конечная точка эффективности)

 
 

Конечная точка

2,5 г

5 г

10 г*

Когорта в целом

n=141

n=157

n=143

К сыворотки крови, динамика за 48 часов (ммоль/л)

-0,46

-0,54

-0,73

Пациенты с СН

n=54

n=64

n=59

К сыворотки крови, динамика за 48 часов (ммоль/л)

-0,46

-0,52

-0,78

Пациенты с СН, получающие ингибиторы РААС

n=38

n=45

n=46

К сыворотки крови, динамика за 48 часов (ммоль/л)

-0,51

-0,53

-0,80

 
*p<0,0001 для всех трех различий в группе 10 г ZS-9 по сравнению с плацебо, а в группе 5 г по сравнению с плацебо – для общей группы, все остальные различия были достоверными, но при более высоких значениях p
 
Во второй фазе исследования, которая продолжалась еще 12 дней, 542 пациента из 1 фазы, которые достигли нормального уровня калия на фоне ZS-9, были рандомизированы на группы продолжения приема препарата или перехода на плацебо. При этом лечение ингибиторами РААС сохранялось. В этой фазе получавшие активное лечение пациенты сохраняли нормокалиемию, при этом к концу исследования средний уровень К в сыворотке в группе, которая получала ZS-9 в дозе 5 г, составлял примерно 4,7 мэкв/л (по сравнению с примерно 5 мэкв/л на фоне плацебо, p=0,0075), а в группе 10 г – 4,5 мэкв/л (по сравнению с примерно 5 мэкв/л для плацебо, p<0,0001). 
 
Профиль нежелательных явлений у препарата был достаточно благоприятным. Так, при его приеме в дозе 5 г частота любых нежелательных явлений составила 22% в группе активного лечения и 24% в группе плацебо, для нежелательных явлений со стороны желудочно-кишечного тракта эти цифры составили 8% и 7%, соответственно. На фоне дозы 10 мг общая частота нежелательных явлений составила 33% (25% для плацебо), а желудочно-кишечных нежелательных явлений - соответственно 5% и 0%.
 
Как и в исследовании с патиромером, твердые конечные точки в данном исследовании не анализировались. Кроме того, оба исследования охватывали лишь небольшое число пациентов с сердечной недостаточностью и достаточно короткий период наблюдения. Наконец, существует еще один аспект, делающий необходимым дальнейшее более пристальное изучение описанного подхода. Дело в том, что по соображениям безопасности во всех основных исследованиях ингибиторов РААС при сердечной недостаточности гиперкалиемия служила критерием исключения. Поэтому, строго говоря, на данный момент неизвестно, улучшают ли эти классы препаратов прогноз у пациентов с уровнем калия более 5 мэкв/л, и соответственно, мы не знаем, насколько полезной является способность связывающих калий препаратов делать возможным назначение ингибиторов РААС этой категории больных. 

 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 23 2018

Постуральная гипотензия, при которой артериальное давление резко снижается в течение первых нескольких минут после того, как человек встает и принимает вертикальное положение, повышает риск падений и увеличивает для пожилых людей риск более ранней смерти. 

Несмотря на то, что действующие в настоящее время рекомендации указывают на необходимость измерения артериального давления через 1 и через 3 минуты после вставания, в повседневной клинической практике это делается редко. Более того, между различными рекомендациями имеются расхождения в отношении того, какие категории пациентов надо обследовать на предмет постуральной гипотензии. Так, в рекомендациях NICE (Великобритания) от 2011г. сказано, что скринингу на это состояние подлежат пациенты с падениями в анамнезе или наличием клинических симптомов, например, головокружением, после вставания из положения лежа. Напротив, рекомендации Европейского общества по изучению артериальной гипертонии (ESH) и Европейского кардиологического общества (ESC) от 2013г. предлагают проведение такого скрининга у пожилых пациентов и лиц с сахарным диабетом
 
На проводившейся в Милане (Италия) ежегодной конференции ESH была представлена новая простая, состоящая всего из пяти позиций, шкала по оценке вероятности постуральной гипотензии у пожилых людей, которая получила название DROP. Ее разработчики из Эксетерского университета в Великобритании предполагают, что ее основными пользователями могут стать врачи первичного звена, которые в условиях недостатка времени принимают решение о том, кого имеет смысл обследовать на наличие постуральной гипотензии. 
 
С целью разработки этого инструмента были проанализированы материалы исследования InChianti, популяционного исследования репрезентативной выборки пожилых жителей региона Кьянти в Италии. В общей сложности были идентифицированы пять переменных, которые были сопряжены с риском постуральной гипотензии: 
 
  • возраст старше 65 лет 
  • хотя бы одно падение в течение предшествующего года 
  • наличие артериальной гипертонии 
  • инсульта в анамнезе 
  • наличие стенокардии
 
Каждому из этих факторов присваивалась оценка один балл, то есть, максимальная суммарная оценка по данной шкале составляет 5 баллов. Наличие более высокой суммарной оценки ассоциировалось с повышенным риском общей смертности в течение последующих десяти лет. Несколько неожиданным стало то, что в число этих главных предикторов наличия постуральной гипотензии не вошел сахарный диабет. 
 
Основной целью исследования InChianti было изучение причин затруднений при ходьбе у пожилых людей. Исходное обследование участников было проведено в 1998г., и с тех пор проводится их наблюдение с интервалом каждые 3 года. На момент включения у всех пациентов проводилось измерение артериального давления в положении лежа на спине и затем через 1 и через 3 минуты после вставания с целью выявления постуральной гипотензии. Систолическая постуральная гипотензия определялась как снижение артериального давления при переходе в вертикальное положение на >20 мм рт. ст.
 
В общей сложности постуральная гипотензия была выявлена у 101 из 1352 участников (7,5%) при измерении через 1 минуту и у 89 из 1352 участников (6,6%) при измерении через 3 минуты после вставания. Эти показатели распространенности были ниже, чем, например, в когорте исследования «Систолическая артериальная гипертония у пожилых» (Systolic Hypertension in the Elderly, SHEP), где через 1 и через 3 минуты эти цифры составили соответственно 10,4% и 12,0%, но это могло быть связано с более отобранной популяцией в клиническом исследовании.
 
В обсуждаемом анализе было показано, что, по сравнению лицами без этого состояния, участники с постуральной гипотензией были достоверно старше (средний возраст 75,1 против 68,5 лет) и с большей вероятностью имели артериальную гипертонию (65,3% против 37,4%), стенокардию (13,5% против 6,9%) и перенесенный инсульт в анамнезе (15,8% против 3,4%), а также падали в течение предшествующего года (33,7% против 20,1%). Также они достоверно чаще принимали диуретики или дигоксин, нуждались в помощи при подъеме по лестнице и страдали болезнью Паркинсона. Тем не менее, частота сахарного диабета в обеих группах была одинаковой (около 9%).
 
Первые пять переменных (возраст старше 65 лет, наличие каких-либо падений в предшествовавшем году, артериальная гипертония, инсульт и стенокардия в анамнезе) оказались мощными предикторами наличия постуральной гипотензии. При использовании предложенной шкалы с оценкой от 0 до 5 в зависимости от наличия каждого из этих факторов получается, что скрининг в отношении постуральной гипотензии у пяти человек оценкой 4 балла выявит ее у одного пациента. При оценке 3 балла по данной шкале постуральная гипотензия при скрининге будет выявлена у одного из восьми пациентов, при оценке 2 балла – у одного из 34 человек. 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 19 2018

В России предложили создать отдельное министерство для формирования в стране «нормальной психологической обстановки». Как сообщает телеканал RT, обращение о необходимости создания министерства психологического климата в кабинет министров уже направил зампред комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов.

По мнению депутата, в России зашкаливает градус жестокости, из-за чего происходят разборки на дорогах, скандалы бывших супругов, драки без повода, хамство на парковках и в очередях, избиения стариков, издевательства над инвалидами и убийства.

«Агрессия превращается в норму, и поведение взрослых с ужасающей точностью копируют дети. В российском сегменте интернета на волне популярности продолжают оставаться видео унижений школьников, снятые их сверстниками (...). Мы практически забыли, что такое сострадание, а подрастающему поколению оно вообще, похоже, не свойственно. России необходимо отдельное министерство — назовем его Министерством психологического климата —», — говорится в обращении Чернышева.

По задумке парламентария, сотрудники министерства должны будут выявлять причины возникновения агрессии в каждой отдельной социальной группе и создавать программы помощи. Этому должны способствовать работа психологов и социологов в школах, беседы с родителями и тренинги на предприятиях. Кроме того, он предлагает создать специальную горячую линию.

«Любой гражданин нашей страны также сможет позвонить в министерство на горячую линию, где ему окажут необходимую психологическую помощь или переправят для оказания помощи в специализированную клинику», — добавил он.


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 19 2018

Они родились в те времена, когда еще редко можно было встретить автомобиль, электрическую лампочку и телефон, и они все еще живы. Одним из таких долгожителей является, например, Ричард Овертон, 112-летний житель Техаса. В качестве рецепта своего долголетия он называет 12 сигар и четыре стакана виски в день.

По оценкам ООН на 2012 в мире проживало 316600 людей старше 100 лет, а к 2050 году таких долгожителей будет около 3,2 миллионов. В целом же, по оценкам ООН, к 2050 году 20% населения Земли будет старше 65 лет.

Журналисты американского сайта A Place for Mom провели опрос 100 долгожителей, которым перевалило за 100 лет, чтобы узнать, что они считают секретом своего долголетия. Как оказалось, далеко не во всех случаях эти люди вели здоровый образ жизни и соблюдали здоровую диету. Если четверть таких долгожителей утверждали, что секрет долголетия в здоровом питании, то еще больше (29%) советовали не слушать рекомендаций на этот счет.

Что касается физической активности, то лишь 21% опрошенных долгожителей заявили, что регулярно делают упражнения и ведут подвижный образ жизни. Если одни опрошенные утверждали, что активность, здоровая диета и семейные отношения помогают им жить дольше, то другие говорили о совершенно ином образе жизни. 16% пьют алкогольные напитки регулярно, а 12% не употребляют алкоголь.

Жанн Кальмен, умершая в 1997 в возрасте 122 лет, была замужем 46 лет, а затем еще 55 лет жила одна. Она считает секретом своего долголетия оливковое масло, вино, сигареты и шоколад.

Ричард Овертон, ветеран Второй мировой и самый старый мужчина в США, рецептом своего долголетия считает мороженое, сигары и виски «Бурбон».

Эмма Морано, 117-летняя итальянка, утверждала, что дожить до ее возраста ей помог тот факт, что она в свое время выгнала мужа, а затем никогда больше не выходила замуж.

Среди других рецептов долголетия опрошенные долгожители называли сладкие пончики, 30 сигарет в день, 5-7 отжиманий в день или кружку пива. Называли долгожители и сексуальные отношения. 103-летний итальянец Винченцо Баратта утверждает, что его секрет долголетия: кушать лишь один раз в день и «много женщин».

Элизабет Салливан, в возрасте 104 лет, рассказывает о своем разговоре с врачом: «Я как-то пошла к врачу, а он меня спрашивает: «Вы заботитесь о том, что именно вы едите?» И я ответила: «Конечно, нет, я пью по три бутылки «Доктора Пеппера» в день (газированный безалкогольный напиток)». А он мне говорит: « Боже мой, там же слишком много сахара! Вы умрете, если будете продолжать его пить». Но через 10 лет он сам умер, а мне пришлось искать другого врача. И я все еще пью три бутылки «Доктора Пеппера» в день, а люди все еще говорят мне, что это вредно, но знаете, не очень-то много людей доживают до 104».

Американский геронтолог, доктор Дэвид Демко утверждает, что долголетие обусловлено нашей генетикой и образом жизни, но, что из них важнее – это является все еще темой дебатов.

«Сейчас признано, что генетические факторы риска играют роль на 25%, а факторы образа жизни – на 75%, но это соотношение колеблется, по мере того, как проводятся новые исследования по вопросам снижения рисков заболеваемости и смертности. Независимо от точного соотношения этих факторов, очевидно, что секрет долголетия не сводится просто к таким факторам, как генетика или удача», - говорит Демко.


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 18 2018

Колебания веса, артериального давления, уровня холестерина и сахара в крови могут значительно повысить риск инфаркта миокарда, инсульта и преждевременной смерти от любых причин, утверждают ученые из Южной Кореи.

Это исследование, опубликованное в Circulation, – первое, где высказано предположение о том, что резкие изменения этих метаболических факторов риска негативно сказывается на относительно здоровых людях.

Как известно, ожирение и постоянно повышенные артериальное давление, уровень холестерина и сахара в крови существенно увеличивают вероятность возникновения инфаркта миокарда и инсульта, а также смерти от них. Однако гораздо меньше информации о том, что происходит при колебаниях этих метаболических факторов риска с течением времени, особенно если ранее не были диагностированы диабет или высокое артериальное давление.

Используя различные жесткие диеты, люди могут сбрасывать много килограммов. Однако риск быстрого набора избыточного веса заново очень высок. Этот феномен называют феноменом «йо-йо» или циклическим похудением. В западных странах подсчитано, что такие циклы характерны для 10-40% жителей.

«Попытка стабилизировать эти параметры может стать важным шагом в оказании помощи по улучшению здоровья», – сказал ведущий автор исследования, доктор Синг-Хван Ли (Seung-Hwan Lee) из Католического университета Кореи (Catholic University of Korea), Сеул.

Исследователи изучили данные более чем 6,7 миллиона человек без инфарктов миокарда, диабета, высокого артериального давления или высокого уровня холестерина в анамнезе, собранные в рамках корейской Национальной системы медицинского страхования с 2005 по 2012 год. Этих людей обследовали не менее трех раз. Их взвешивали, измеряли уровень сахара в крови натощак, систолическое (верхнее) артериальное давление и общий холестерин.

За время наблюдения произошло почти 55 000 смертей, более 22 000 инсультов и более 21 000 инфарктов миокарда.

Исследователи пришли к выводу, что сильные колебания метаболических факторов риска в ту или иную сторону увеличивали риск преждевременной смерти. По сравнению с теми, у кого были незначительные изменения веса, артериального давления, холестерина и уровня сахара в крови, при наибольших «скачках» вероятность преждевременной смерти увеличивалась на 127%, а инфаркта миокарда или инсульта – на 40%.

«Для пациентов было бы разумно избегать повторной потери веса и восстановления веса для оптимального состояния сердечно-сосудистого здоровья», – отметила Мари-Пьер Сент-Онг (Marie-Pierre St-Onge) из Медицинского центра Ирвинга Колумбийского университета (Columbia University Irving Medical Center), Нью-Йорк, которая не участвовала в исследовании.

И все же людям с избыточным весом или ожирением не стоит оставлять попытки сбросить лишние килограммы, опасаясь вреда для здоровья из-за колебаний веса. Они должны ставить перед собой достижимые цели, которые позволят поддерживать вес с течением времени, избегая йо-йо диеты.

«Увеличение веса создает нагрузку на организм, которая может увеличить риск инфарктов миокарда и инсультов. Конечной целью является не поддержание избыточного веса или ожирения, а скорее поддержание нормального веса на протяжении всей жизни», – добавила Сент-Онг.

Исследование было наблюдательным, поэтому в нем отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между нестабильностью факторов метаболического риска и инфарктом миокарда, инсультом или смертью от любых причин.

Другим ограничением является вероятность того, что результаты могут отличаться в других расовых или этнических группах. Однако Синг-Хван Ли полагает: «Несколько предыдущих исследований по нестабильности были проведены в других группах населения, что свидетельствует о, вероятно, сходном феномене».


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 18 2018

Целых два новых исследования указывают на новые риски применения популярнейших лекарств против изжоги: они увеличивают риск недостатка железа в организме и повышают возможность инфекций.  

Изжога появляется, когда кислое содержимое желудка забрасывается в пищевод, это состояние называется гастроэзофагеальным рефлюксом. Огромное количество людей принимает против этого состояния препараты, которые подавляют секрецию кислоты.

Новое международное исследование обнаружило связь между некоторыми популярными лекарствами от изжоги и дефицитом железа.

Ученые из университетов Мельбурна, Утрехта и Маастрихта совместно провели первое в своем роде исследование, показавшее, что ингибиторы протонной помпы (ИПП), массово назначающиеся для лечения изжоги, язвы и гастрита, связаны с дефицитом железа. К препаратам группы ИПП относят омепразол, пантопразол, лансопразол и некоторые другие. Дефицит железа является наиболее распространенной причиной анемии, от которой страдают около 2,2 миллиардов человек во всем мире.

Доктор Эн Дуй Тран (An Duy Tran), старший научный сотрудник Мельбурнского университета, утверждает, что ИПП могут привести к плохому усвоению железа, потому что для этого необходима кислота.

В ходе исследования, опубликованного в журнале Journal of Internal Medicine, использовались данные более 50 000 пациентов. Исследование показало, что непрерывное использование ИПП более года, увеличивает риск дефицита железа. У людей, ежедневно принимающих одну таблетку в 20 мг ИПП или более, наблюдался повышенный риск дефицита железа по сравнению с людьми, принимающими менее одной таблетки в день.

Другие недавние исследования также показали, что длительное употребление ИПП связано с раком желудка и кишечной инфекцией, хронической болезнью почек, пневмонией и даже снижением количества сперматозоидов у мужчин.

Кроме того, еще одно новое британское исследование показало, что популярные препараты от изжоги могут повышать риск потенциально смертельных инфекций.

Как оказалось, люди, принимающие ИПП, чаще заражаются опасными заболеваниями, вызываемыми, например, кишечными палочками E. coli. Исследователи считают, что препараты от изжоги могут позволять вредным организмам распространяться за счет снижения уровня кислотности в желудке, которая обычно убивает их.

Микробиологи в больницах британского Плимута изучили 126 пациентов, страдающих от энтеробактерий, устойчивых к воздействию лекарственных препаратов. К таковым, например, относятся кишечные палочки (E. сoli), которые встречаются в кишечнике, где они не наносят никакого вреда. Но если они попадают в другие части тела (легкие, мочевыводящие пути или кровь), то могут быть опасными для жизни. Они нередко оказываются устойчивыми к действию антибиотиков, а вызываемые ими инфекции распространяются все чаще.

 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

Страница 5 из 120

Задачи Центра

Задачами Центра являются

Предоставление экстренной и неотложной медицинской помощи в повседневных условиях направленной на спасение жизни и сохранение здоровья больным и пострадавшим при различных жизни угрожающих состояниях, травмах, дорожно-транспортных происшествиях (ДТП), пожарах, в особый период и во время ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и катастрофах.

Свидетельство о регистрации

Свидетельство о регистрации СМИ МИ-СГР ЭЛ 000040
выдано Министерством информации, печати и массовых коммуникаций ЛНР 18.07.2016

Яндекс.Метрика

      VK       OK       YT