Луганский республиканский Центр экстренной
медицинской помощи и медицины катастроф

(0642) 50-81-10 Приемная
(0642) 50-83-91 Оперативный диспетчер
Луганская Народная Республика,
г. Луганск, ул. Щаденко, 10а
ambulance.lg@gmail.com

шаблоны joomla сайт визитка
Скачать Joomla 3 шаблоны бесплатно

Добро пожаловать на наш сайт! Здесь Вы узнаете: Первое в России предприятие по производству живой кожи будет создано в Москве *** Уже не приговор: Четверть россиян с ВИЧ практически не заразны *** Израильские медсестры объявили общую бессрочную забастовку *** Психологи расскажут специалистам «Склифа», как избежать профессионального выгорания *** Смотрите новое видео в медиа-архиве!

Новости

октября 18 2018

Колебания веса, артериального давления, уровня холестерина и сахара в крови могут значительно повысить риск инфаркта миокарда, инсульта и преждевременной смерти от любых причин, утверждают ученые из Южной Кореи.

Это исследование, опубликованное в Circulation, – первое, где высказано предположение о том, что резкие изменения этих метаболических факторов риска негативно сказывается на относительно здоровых людях.

Как известно, ожирение и постоянно повышенные артериальное давление, уровень холестерина и сахара в крови существенно увеличивают вероятность возникновения инфаркта миокарда и инсульта, а также смерти от них. Однако гораздо меньше информации о том, что происходит при колебаниях этих метаболических факторов риска с течением времени, особенно если ранее не были диагностированы диабет или высокое артериальное давление.

Используя различные жесткие диеты, люди могут сбрасывать много килограммов. Однако риск быстрого набора избыточного веса заново очень высок. Этот феномен называют феноменом «йо-йо» или циклическим похудением. В западных странах подсчитано, что такие циклы характерны для 10-40% жителей.

«Попытка стабилизировать эти параметры может стать важным шагом в оказании помощи по улучшению здоровья», – сказал ведущий автор исследования, доктор Синг-Хван Ли (Seung-Hwan Lee) из Католического университета Кореи (Catholic University of Korea), Сеул.

Исследователи изучили данные более чем 6,7 миллиона человек без инфарктов миокарда, диабета, высокого артериального давления или высокого уровня холестерина в анамнезе, собранные в рамках корейской Национальной системы медицинского страхования с 2005 по 2012 год. Этих людей обследовали не менее трех раз. Их взвешивали, измеряли уровень сахара в крови натощак, систолическое (верхнее) артериальное давление и общий холестерин.

За время наблюдения произошло почти 55 000 смертей, более 22 000 инсультов и более 21 000 инфарктов миокарда.

Исследователи пришли к выводу, что сильные колебания метаболических факторов риска в ту или иную сторону увеличивали риск преждевременной смерти. По сравнению с теми, у кого были незначительные изменения веса, артериального давления, холестерина и уровня сахара в крови, при наибольших «скачках» вероятность преждевременной смерти увеличивалась на 127%, а инфаркта миокарда или инсульта – на 40%.

«Для пациентов было бы разумно избегать повторной потери веса и восстановления веса для оптимального состояния сердечно-сосудистого здоровья», – отметила Мари-Пьер Сент-Онг (Marie-Pierre St-Onge) из Медицинского центра Ирвинга Колумбийского университета (Columbia University Irving Medical Center), Нью-Йорк, которая не участвовала в исследовании.

И все же людям с избыточным весом или ожирением не стоит оставлять попытки сбросить лишние килограммы, опасаясь вреда для здоровья из-за колебаний веса. Они должны ставить перед собой достижимые цели, которые позволят поддерживать вес с течением времени, избегая йо-йо диеты.

«Увеличение веса создает нагрузку на организм, которая может увеличить риск инфарктов миокарда и инсультов. Конечной целью является не поддержание избыточного веса или ожирения, а скорее поддержание нормального веса на протяжении всей жизни», – добавила Сент-Онг.

Исследование было наблюдательным, поэтому в нем отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между нестабильностью факторов метаболического риска и инфарктом миокарда, инсультом или смертью от любых причин.

Другим ограничением является вероятность того, что результаты могут отличаться в других расовых или этнических группах. Однако Синг-Хван Ли полагает: «Несколько предыдущих исследований по нестабильности были проведены в других группах населения, что свидетельствует о, вероятно, сходном феномене».


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 18 2018

Целых два новых исследования указывают на новые риски применения популярнейших лекарств против изжоги: они увеличивают риск недостатка железа в организме и повышают возможность инфекций.  

Изжога появляется, когда кислое содержимое желудка забрасывается в пищевод, это состояние называется гастроэзофагеальным рефлюксом. Огромное количество людей принимает против этого состояния препараты, которые подавляют секрецию кислоты.

Новое международное исследование обнаружило связь между некоторыми популярными лекарствами от изжоги и дефицитом железа.

Ученые из университетов Мельбурна, Утрехта и Маастрихта совместно провели первое в своем роде исследование, показавшее, что ингибиторы протонной помпы (ИПП), массово назначающиеся для лечения изжоги, язвы и гастрита, связаны с дефицитом железа. К препаратам группы ИПП относят омепразол, пантопразол, лансопразол и некоторые другие. Дефицит железа является наиболее распространенной причиной анемии, от которой страдают около 2,2 миллиардов человек во всем мире.

Доктор Эн Дуй Тран (An Duy Tran), старший научный сотрудник Мельбурнского университета, утверждает, что ИПП могут привести к плохому усвоению железа, потому что для этого необходима кислота.

В ходе исследования, опубликованного в журнале Journal of Internal Medicine, использовались данные более 50 000 пациентов. Исследование показало, что непрерывное использование ИПП более года, увеличивает риск дефицита железа. У людей, ежедневно принимающих одну таблетку в 20 мг ИПП или более, наблюдался повышенный риск дефицита железа по сравнению с людьми, принимающими менее одной таблетки в день.

Другие недавние исследования также показали, что длительное употребление ИПП связано с раком желудка и кишечной инфекцией, хронической болезнью почек, пневмонией и даже снижением количества сперматозоидов у мужчин.

Кроме того, еще одно новое британское исследование показало, что популярные препараты от изжоги могут повышать риск потенциально смертельных инфекций.

Как оказалось, люди, принимающие ИПП, чаще заражаются опасными заболеваниями, вызываемыми, например, кишечными палочками E. coli. Исследователи считают, что препараты от изжоги могут позволять вредным организмам распространяться за счет снижения уровня кислотности в желудке, которая обычно убивает их.

Микробиологи в больницах британского Плимута изучили 126 пациентов, страдающих от энтеробактерий, устойчивых к воздействию лекарственных препаратов. К таковым, например, относятся кишечные палочки (E. сoli), которые встречаются в кишечнике, где они не наносят никакого вреда. Но если они попадают в другие части тела (легкие, мочевыводящие пути или кровь), то могут быть опасными для жизни. Они нередко оказываются устойчивыми к действию антибиотиков, а вызываемые ими инфекции распространяются все чаще.

 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 18 2018

Сознание субъективно, и поэтому не существует методов, позволяющих однозначно оценить его наличие у другого человека. Мы можем понять, воспринимает ли он окружающую действительность, ориентируясь только на внешние признаки, его реакцию на окружающее или ее отсутствие. На этом основан клинический осмотр пациентов с нарушениями сознания: им предъявляют определенный набор стимулов — визуальных, слуховых, тактильных, болевых — различной степени сложности и оценивают их ответную реакцию, по которой можно установить, имеются ли у пациента признаки осознанного поведения. Например, если человек реагирует на обращенную к нему речь (скажем, пытается по команде перевести взгляд на тот или иной предмет), то можно сделать вывод о том, что он слышит и понимает нас, а значит, скорее всего, находится в сознании.

В большинстве случаев отсутствие реакции действительно говорит о том, что пациент не способен воспринимать зрительную и слуховую информацию, а реакции на болевой раздражитель представляют собой всего лишь рефлекторные защитные движения, не требующие участия сознания. Однако в случае, когда реакция полностью отсутствует, мы не можем однозначно утверждать, что у пациента отсутствует сознание, — возможно, он способен воспринимать внешние стимулы, но не в состоянии продемонстрировать нам это (например, вследствие невозможности движений конечностями).

Чтобы выявить эту небольшую долю пациентов со «скрытым сознанием», используются дополнительные методы исследования, в первую очередь функциональная нейровизуализация. Например, в одном случае у пациентки, которая клинически находилась в вегетативном состоянии и не демонстрировала осознанной реакции на внешние раздражители, при проведении фМРТ в ответ на просьбу вообразить, будто она играет в теннис, активировались соответствующие зоны коры головного мозга, что согласовывалось с реакцией на аналогичную команду у здорового добровольца. Когда пациентку просили вообразить, что она ходит по комнатам своего дома, у нее активировались другие зоны коры, которые у здоровых людей отвечают за пространственную навигацию. В другом случае удалось даже добиться контакта с пациентом с помощью фМРТ: в качестве ответа на вопрос («да» или «нет») он воображал движение или перемещение по комнате, и исследователи могли дифференцировать его ответы.

Еще одним способом выявить скрытые признаки сознания являются тесты с избирательным вниманием, когда пациентов во время фМРТ просят считать одни звуковые стимулы и не обращать внимания на другие. Если в ответ на задание активируются различные нейронные сети, это может свидетельствовать об осознанном восприятии команды. Сходных результатов удалось добиться и при использовании ЭЭГ: у небольшой доли пациентов, которые клинически не проявляли признаков сознания, в ответ на команду представить определенное движение или попробовать его выполнить регистрировались отчетливые изменения, свидетельствующие о следовании инструкции. Также был предложен способ регистрации миограммы мимических мышц при предъявлении пациентам фраз, часть из которых были шутками. В ответ на шутку у одного из пациентов, который клинически соответствовал вегетативному состоянию, отмечалось сокращение мышц лица, как у здоровых добровольцев; в ответ на нейтральную фразу реакции не было. Это может косвенно свидетельствовать о наличии способности воспринимать речь и анализировать информацию, а также о сохранности эмоциональных реакций.

В ряде случаев по данным ПЭТ и фМРТ у пациентов регистрировалась более выраженная, чем характерно для вегетативного состояния, изолированная активация соответствующих зон ассоциативной коры в ответ на значимые для пациента звуки и образы. Однако утверждать, что такие пациенты осознанно воспринимают информацию, к сожалению, нельзя.

Описанные случаи возможной осознанной реакции на внешние стимулы получили название «функциональный синдром locked-in». Считается, что в его основе лежит нарушение связности между корой и подкорковыми структурами (в частности, между таламусом и первичной моторной корой), что препятствует выполнению целенаправленных движений. Часть пациентов с признаками «скрытого сознания» в дальнейшем демонстрировали хорошее восстановление, несмотря на исходное отсутствие внешних осознанных реакций. Само собой, такие случаи крайне редки, однако они убедительно свидетельствуют о неоднородности пациентов с хроническими нарушениями сознания и необходимости поиска новых методов исследования сознания.

Вопрос, который имеет важное клиническое и этическое значение, — способность пациентов чувствовать боль. По данным ПЭТ, в ответ на интенсивный болевой раздражитель у пациентов в вегетативном состоянии отмечалась активация среднего мозга, таламуса и первичной соматосенсорной коры в виде отдельных «островков», функционально изолированных от зон ассоциативной коры высшего порядка, активация которых формирует паттерн ответа на болевой раздражитель у здоровых лиц. Таким образом, скорее всего, у этих пациентов не формируется осознанное восприятие боли, а наблюдаемые двигательные реакции на болевой стимул носят рефлекторный характер. Тем не менее очень важно выявлять и своевременно лечить болевой синдром, который может быть связан со спастичностью, пролежнями, переломами, ориентируясь на двигательные реакции пациента, выражение лица и так далее.

 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 15 2018

Цветное «дневное» зрение нашему глазу обеспечивают светочувствительные колбочки. Сетчатка содержит шесть-семь миллионов колбочек, разделяющихся по диапазону чувствительности. Рецепторы S-типа улавливают сине-фиолетовую часть спектра; М-типа — зелено-желтую; L — красную. Эта специализация возникает в два этапа: на первом выделяются колбочки S-типа, на втором идет разделение L- и M-типов. Роберт Джонстон (Robert Johnston) и его коллеги из Университета Джонса Хопкинса решили выяснить, как именно происходит выбор судьбы будущего фоторецептора на первом, ключевом шаге. Результаты их работы представлены в статье, опубликованной в журнале Science.

Чтобы лучше понять, как колбочки разных типов развиваются, распределяясь на манер мозаики, авторы получили органоид сетчатки. Создание таких модельных фрагментов живой ткани в искусственных условиях требует массы усилий, и ученые потратили на выращивание около девяти месяцев. Однако полученный крошечный органоид был способен нормально воспринимать цвет и передавать информацию на нервные клетки, а его развитие детально контролировалось и наблюдалось.

Предыдущие исследования на других животных, включая рыб и мышей, показали, что важную роль на ранних этапах развития глаза играют тиреоидные гормоныщитовидной железы. Оказалось, так же происходит и у нас: добавление трийодтиронина в питательную среду созревающих органоидов запускало специализацию колбочек, появление рецепторов S-типа и выделение M/L-линии. И наоборот: подавление клеточных рецепторов, способных воспринимать сигнал этого гормона, блокировало этот процесс, приводя к тому, что все колбочки созревали в S-тип.


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 15 2018

Ежедневно во всем мире от сахарного диабета второго типа и вызванных им заболеваний умирает 8 700 человек. Вдумайтесь: ведь это 10 человек каждую минуту! Такие цифры скорее характеры для эпидемии, не правда ли? Однако в основном причиной смерти пациентов является не сам диабет, а болезни сердца. Так не стоит ли поставить знак равенства между диабетом и ССЗ?

Болезнь или эпидемия?

По данным ВОЗ, сахарным диабетом болеет 8,5 процентов населения Земли. В 90 процентах случаев – это сахарный диабет второго типа. В России официально зарегистрировано 4,3 миллиона больных диабетом, но на самом деле их гораздо больше. По оценкам, этим эндокринным заболеванием страдает от 8 до 10 миллионов россиян. Расхождение в цифрах имеет простое объяснение – диабет очень долго может протекать в скрытой форме, и человек, который на самом деле уже больной, «на бумаге» еще таковым не является.

По темпам прироста смертность от осложнений сахарного диабета опережает туберкулез, СПИД и многие другие болезни. При этом сахарный диабет не является инфекционным заболеванием, и сам по себе к смерти не приводит. За него это делают осложнения, и в первую очередь – сердечно-сосудистые заболевания. Именно из-за болезней сердца – инфаркта, ишемической болезни сердца, сердечной недостаточности – уходят из жизни 80 процентов пациентов с диабетом.

По оценкам эндокринологов, риску заболеть сахарным диабетом подвержены 20 процентов россиян. Самая лучшая профилактика очень проста – это здоровый образ жизни. Но если болезнь уже пришла, то единственный вариант избежать серьезных проблем – не доводить до осложнений. Для этого требуется своевременная постановка диагноза, приверженность лечению, доверие врачу, изменение образа жизни.

Диабет – сердечно-сосудистое заболевание

«Когда-то считалось, что сахарный диабет – это легкое заболевание, но потом пришло осознание, что это не так, – говорит заведующий кафедрой эндокринологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава РФ Александр Аметов. – Сахарный диабет и его осложнения – одна из ключевых причин смертности в мире. 14,5 процентов от общей смертности в возрасте 20-79 лет приходится на сахарный диабет. Почему, выигрывая отдельные сражения, говоря, как мы хорошо научились снижать сахар, мы глобально проигрываем войну тяжелому хроническому и пока неизлечимому заболеванию... Сейчас для нас как специалистов главная цель лечения пациентов – не просто снижение сахара, а увеличение продолжительности жизни. Но без тесного сотрудничества с другими специалистами снизить смертность от сахарного диабета вряд ли получится».

Сахарный диабет серьезно уменьшает ожидаемую продолжительность жизни – в среднем на 12 лет. У таких пациентов риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний в два раза выше, чем у людей, сравнимых с ними по полу, возрасту, привычкам, образу жизни... Соответственно, выше и смертность от кардиологических осложнений. Поэтому ученые уже не раз ставили вопрос о том, чтобы приравнять эту болезнь к сердечно-сосудистым заболеваниям.

«Столь высокая степень взаимосвязи этих заболеваний – сердечно-сосудистых и сахарного диабета – делает абсолютно необходимым развитие плотного междисциплинарного взаимодействия кардиологов и эндокринологов при ведении таких пациентов», – подчеркивает профессор кафедры кардиологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава РФ Игорь Жиров.

Почему при сахарном диабете происходят именно сердечно-сосудистые осложнения? Причины этого, как говорят кардиологи, в длительной повреждающей активности избыточного содержания глюкозы. Глюкозотоксичность очень опасна для эндотелия сосудов почек, сердца, головного мозга. В местах повреждений запускаются патологические процессы, в частности, происходит атеросклеротическое поражение сосудов сердца.

«При сахарном диабете избыточное содержание глюкозы – это удобрение для роста атеросклеротического процесса, – поясняет Игорь Жиров. – Прогрессирование происходит в 2–3 раза быстрее. У больных без диабета атеросклеротический процесс происходит в крупных артериях, и на эти случаи есть масса способов лечения. У больных с сахарным диабетом поражение артерий происходит практически на всех уровнях, в том числе и в самых мелких сосудах. Такие пациенты требуют длительной методичной и агрессивной профилактики и лечения. И крайне важно, чтобы пациент понимал, что в данном случае борьба с заболеванием и осложнениями – это не спринтерский забег, а марафон».

Профилактика диабета

Как и многие другие заболевания, сахарный диабет и его осложнения проще предупредить, чем лечить. Что приводит к болезни? Знакомые, увы, многим факторы риска: неправильное питание, гиподинамия, избыточное потребление алкоголя, стрессы, эмоциональное перенапряжение вкупе с определенными генетическими особенностями.

Но большинство людей, зная об этих факторах и отдавая себе отчет в том, какой вред они несут, обращаются к врачу, когда уже даже не первые звоночки прозвенели, а развилось вполне серьезное недомогание. 60 процентов всех обращений в поликлинику происходит уже, когда требуется лечение. Между тем, если человек придет на этапе формирования факторов риска развития диабета, то вполне возможно предотвратить болезнь!

«Не так сложно организовать профилактику, как привлечь людей, – говорит главный внештатный специалист по профилактической медицине департамента здравоохранения г. Москвы Нана Погосова. – Необходимо сделать так, чтобы ситуация изменилась, чтобы основной процент обращений в поликлинику был по поводу профилактики, а не по поводу уже возникших жалоб. До болезни можно и не доводить. Сейчас в Москве действует одна из мощнейших профилактически программ – диспансеризация населения. В 2017 году диспансеризацию в столице прошло около двух миллионов человек! Это немало, но останавливаться на этом нельзя. Важно заложить в сознание людей идею о том, что профилактика – это кратчайший путь к улучшению здоровья, за которое каждый из нас несет персональную ответственность».


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 15 2018

При осмотре полости рта пациента на стоматологическом приёме врач может заметить меланому крайне редкой локализации (0,2‒8 % от всех меланом, и только небольшая их часть описана в литературе). Чаще всего она появляется на десне, покрывающей альвеолярный отросток верхней челюсти или нёбе. Существует несколько свидетельств появления данной опухоли в области нижней челюсти (а также на щеках, дне полости рта, языке, губах). В отличие от кожных меланом, меланома полости рта чаще определяется у мужчин. Опухоль биологически активна и очень агрессивна, чаще своих кожных «коллег» приводит к летальным исходам: пятилетняя выживаемость составляет всего 15‒38 %. Зачастую меланома данной локализации остаётся недиагностирована до тех пор, пока не начнёт проявляться клинически.

Меланома — злокачественная опухоль, возникающая из-за нелетальных генетических мутаций в пигментных клетках — меланоцитах. Вырабатывая пигмент, меланоциты защищают генетический аппарат от повреждающего воздействия экзогенных факторов (например, УФ-лучей). Природная смуглость кожи, бронзовый загар, родинки и веснушки — всё это результат активной продукции меланина пигментными клетками, располагающимися в базальном слое эпидермиса.

При прохождении курса гистологии все мы узнаём удивительный факт: меланоциты находятся не только в составе кожи, но и присутствуют в полости рта (а также в среднем слое сосудистой оболочки глаза, внутреннем ухе, эпителии влагалища, менингеальных оболочках, чёрной субстанции и голубом пятне мозга, костях и сердце). С точки зрения защиты от солнечных лучей подобную локализацию объяснить затруднительно, но если изучить функции меланоцитов более подробно, то можно попробовать разобраться в таком странном на первый взгляд местоположении. В рамках этого поста мы рассмотрим только меланоциты слизистой оболочки полости рта (СОПР).

Изначально отличительной особенностью предшественников меланоцитов является их повышенная склонность к миграции. Благодаря сложным и пока мало изученным молекулярным механизмам, эти клетки способны мигрировать не только по направлению книзу от нервного жёлоба, но и в другие стороны, благодаря чему в процессе развития и дифференцировки они могут стать представителями различных групп клеток (например, нейронами и клетками глии). После дифференцировки меланоцит занимает своё место в базальном слое эпидермиса (или в собственной пластинке СОПР), уходя отростками в шиповатый слой. В полости рта меланоциты могут не вырабатывать меланин, но как и у их кожных “коллег”, объём вырабатываемого меланина генетически детерминирован и зависит от расовой принадлежности.

Меланин может окрашивать СОПР как неравномерно, так и однородно, чаще всего проявляя себя в виде пигментаций на десне. Несмотря на различные предположения, причину возникновения меланомы в полости рта до сих пор не удалось выявить, известны лишь некоторые внутриклеточные молекулярные сигнальные пути. Ни постоянное травмирование, ни хроническое воспаление, ни вирус папилломы человека, ни курение не показали какой-либо статистической значимости в развитии данной патологии. Единственным фактором риска является наличие гиперпигментации. Известно, что около 30 % меланом полости рта возникают на месте гиперпигментаций, однако происхождение гиперпигментированных премеланом до сих пор остаётся загадкой.

Функция меланоцитов в полости рта также на сегодняшний день точно не определена. Очевидно, что они отвечают за цвет СОПР и защищают от таких стрессорных факторов, как УФ-излучение, активные формы кислорода (АФК) и свободные радикалы. Меланины также обладают способностью “отбирать” ионы металлов для связывания некоторых лекарств и органических молекул. В связи с тем, что синтез меланина — кислородзависимый процесс, в меланосомах происходит выработка и накопление АФК, что приводит к повреждению ДНК. УФ-излучение, в свою очередь, приводит к увеличению образования свободных радикалов во время синтеза меланина, в частности, феомеланина (жёлто-красный пигмент). Таким образом, меланин обладает одновременно и детоксицирующими, и АФК-зависимыми цитотоксическими свойствами.

Благодаря наличию лизосомальных ферментов (α-маннозидаза, кислая фосфатаза и др.) в меланосомах, меланин способен нейтрализовать бактериальные ферменты и токсины, а используя свою высокую связывающую способность, он может служить физическим барьером для микроорганизмов. Также меланоциты способны выполнять роль антигенпредставляющих клеток (АПК), стимулировать Т-клеточную пролиферацию, фагоцитировать микроорганизмы, а также ингибировать рост бактерий и грибковых микроорганизмов.

Таким образом, можно сделать вывод, что с эволюционной точки зрения меланин необходим не только для окрашивания кожи, её придатков и слизистых оболочек, но и для защиты организма. Меланоциты кожи (и, возможно, СОПР) экспрессируют гены, кодирующие кортикотропин-релизинг фактор, проопиомеланокортин, адренокортикотропный гормон, β-эндорфины, α-меланоцит-стимулирующий гормон и рецептор меланокортина-1. Все вышеперчисленные участники меланокортиновой системы способны нейтрализовать внешние патогены, опосредовать антимикробный и иммунный ответы и местную ноцицепцию.

Рисунок 1
Физиологическая пигментация

Как было сказано выше, единственным доказанным фактором риска является наличие гиперпигментации. Необходимо различать физиологическую и патологическую пигментацию СОПР. Их следует дифференцировать от болезни Аддисона, нейрофиброматоза, меланотического пятна, меланомы СОПР, пигментации, вызванной приёмом лекарств, саркомы Капоши, сосудистой мальформации и гемангиомы полости рта. Физиологическая пигментация в равной степени встречается и у мужчин, и у женщин, бессимптомна, локализуется чаще всего билатерально на слизистой оболочке десны в виде одиночных или сгруппированных коричневых пятен с чёткими границами.

Злокачественный вариант пигментации — меланома — развивается в результате трансформации и клональной экспансии меланоцитов, локализующихся либо в базальном слое эпидермиса, либо в собственной пластинке СОПР. Пятилетняя выживаемость составляет всего 32 %. Согласно различным источникам, ахроматические формы меланом составляют от 2 % до 40 %.

Клинически меланома СОПР обычно безболезненна, представляет из себя пятна или папулы неправильной формы коричневого или чёрного цвета, которые могут увеличиваться в размере, перерастать в узлы или экзофитные массы и становиться более пигментированными. На поздних стадиях очаги могут становится болезненными, изъязвлёнными и склонными к кровоточивости, пигментация неравномерной, с вкраплениями серых, тёмно-синих, коричневых и чёрных цветов. Примерно у 25 % пациентов с меланомой СОПР на момент обращения к врачу уже есть метастазы в регионарные лимфатические узлы, а у 10 % наблюдается гематогенная диссеминация в лёгкие, печень, кости и мозг. Клетки меланомы СОПР экспрессируют маркёры MART-1/Melan-A, HMB-45, MITF, тирозиназу и белок S-100.

При обнаружении меланомы СОПР в первую очередь необходимо установить, является ли она первичной или же метастатической. В том случае, если меланома первичная, необходимо оценить объём инвазии и поражение регионарных лимфоузлов. Наиболее распространённая система классификации для стадирования меланом — TNM.

При диагностировании данных очагов in situ заболевание является излечимым и прогноз чаще всего положительный, но в связи с бессимптомным течением данная меланома обнаруживается уже на поздних стадиях, что делает прогноз заболевания крайне отрицательным.

Хирургическое иссечение является основным методом при лечении меланомы. Однако более 50 % хирургических операций не предотвращают рост и метастазирование опухоли и не повышают выживаемость, так же как и химиотерапия. Послеоперационный контроль можно осуществлять с помощью новых методов лучевой терапии. Также есть данные об эффективности иммуностимулирующих и цитотоксических препаратов. Ингибиторы внутриклеточных молекулярных сигнальных путей (например, cKit) используются в качестве таргетной терапии, однако ответ на лечение незначительный, что связывают со сложностью молекулярных взаимодействий, участвующих в патогенезе данного заболевания.

 
Клинический случай

Мужчина, 42 года, обратился к врачу с жалобами на тёмные участки дёсен в области фронтальной группы зубов нижней челюсти. Пигментация наблюдалась с вестибулярной и язычной сторон в области резцов и клыка, а также в области 46 зуба (см. фото). Повышенная пигментация не была связана с какими-либо другими симптомами, пациент жаловался лишь на эстетический дефект. Два года назад заметил два небольших участка гиперпигментации, с тех пор участки увеличились в размерах. Пациент отрицал курение, употребление жевательного табака и алкоголя, семейный анамнез по данному заболеванию отсутствовал. При пальпации образование не было твёрдым, лимфоузлы не пальпировались. Анализ крови был в норме, на рентгенограмме не было никаких значительных изменений. Инцизионная биопсия помогла поставить диагноз «меланома полости рта». Пациент был направлен в ЧЛХ, терапия была начата немедленно, но в связи с высокой степенью злокачественности пациент скончался спустя 4 месяца после её начала.

Рисунки 2, 3, 4
Клинический случай. Тёмные участки дёсен в области фронтальной группы зубов нижней челюсти.

 


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

октября 15 2018

 

 С 2000 по 2015 год частота родоразрешения путем кесарева сечения возросла с 12 до 21% по всему миру. Как показало исследование, в бедных странах данная операция все еще недоступна большинству женщин, тогда как в развитых странах врачи ее проводят слишком часто, пишет Reuters.

В исследовании использовались данные ВОЗ, собранные в 169 странах мира. Оказалось, что ежегодно частота проведения кесарева сечения возрастает на 3,7%. Наибольшей популярностью операция пользуется в странах Северной Америки, Западной Европы и Латинской Америки, а также на Карибских островах. 

Авторы работы выявили 15 стран, в которых более 40% детей рождаются путем кесарева сечения, лидером в этом списке оказалась Доминиканская Республика с показателем 58,1%. По подсчетам ученых, по медицинским показаниям кесарево сечение требуется в 10-15% случаев родоразрешения.


Подробнее: https://vademec.ru/news/2018/10/04/opublikovana-statistika-napadeniy-patsientov-na-sotrudnikov-sluzhby-skoroy-pomoshchi-v-ssha/

Страница 70 из 184

Задачи Центра

Задачами Центра являются

Предоставление экстренной и неотложной медицинской помощи в повседневных условиях направленной на спасение жизни и сохранение здоровья больным и пострадавшим при различных жизни угрожающих состояниях, травмах, дорожно-транспортных происшествиях (ДТП), пожарах, в особый период и во время ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и катастрофах.

Свидетельство о регистрации

Свидетельство о регистрации СМИ МИ-СГР ЭЛ 000040
выдано Министерством информации, печати и массовых коммуникаций ЛНР 18.07.2016

Яндекс.Метрика

      VK       OK       OK       YT